В выпуске № 89 телепрограммы Сергея Минчика «Эпоха» – март 1990 года: строительные работы и эксперименты в хозяйствах Джанкойского, Красногвардейского и Нижнегорского районов, ресторан «Русе» в Симферополе, севастопольская таможня, Товарищество современного искусства.

Чтобы иметь будущее, нельзя забывать прошлое. Но как помнить то, чего мы не знаем? Здравствуйте! В эфире программа «Эпоха». Хроника, архивные документы, Крым периодов «застоя» и «перестройки». В сегодняшнем выпуске мы постараемся узнать и понять март 1990 года. Время открытий, испытаний и достижений для совхоза «Прогресс», колхозов «Дружба» и «Большевик», плодопитомнического хозяйства «Мир» Джанкойского, Нижнегорского Красногвардейского районов, советско-австрийско-американского предприятия «Свенас», севастопольской таможни, Товарищества современного искусства. Не переключайтесь – вчерашний день, без которого нет завтрашнего, начинается прямо сейчас.

Для мировой общественности ключевыми в марте 90-года становятся события в СССР, подводящие к логическому завершению процесс горбачевской Перестройки – задуманной в целях реформировать большую страну, но одновременно с этим и запустившей механизм ее распада. Который первым затронул Прибалтику, где главным возмутителем спокойствия неожиданно выступила спокойная Литва – 31 год назад заявив о восстановлении своей независимости.

Приняв участие в первых в СССР выборах в Советы, до которых в духе Перестройки будут допущены представители не лишь Компартии, движение «Саюдис», требовавшее отделения Литвы, возьмет большинство в ее парламенте. И, осудив пакт Молотова-Рибентропа (по которому Прибалтика окажется в составе Союза), проголосует за потерянную в 39-м году независимость. В ответ на что Москва заявит о незаконности принятого решения и потребует отменить его, введя в республику танки и приготовившись ей блокадой.

А экономика большой страны 31 год назад продолжает бороться с признаками набирающего оборота кризиса. Который особенно заметен в глубинке: где предприятия, прежде зарабатывавшие миллионы на поставках свой продукции в регионы, все чаще начинают ощущать сбои в прежде исправной работе цепочек кооперации. Что в марте 90-го приводит к частичному невыполнению ими взятых на себя обязательств – перед собственными тружениками и жителями округи.

В совхозе «Прогресс» Джанкойского района, вопреки тревожным тенденциям в стране, напротив, все вроде бы неплохо. Дети играют, улыбаются, кажутся счастливыми и одетыми вполне прилично, на улицах полным ходом идут строительные работы. СУ-75 и трест «Южхиммонтаж» занимаются газификацией округи (накануне сдав очистные сооружения мощностью 800 кубов в сутки), УМДС-8 «Юждорстроя» сосредоточено на дорогах (ежегодно осваивая по 250 тысяч рублей), труженики ПМК-8 управления «Крымканалстрой» также без дела не сидят. На территории хозяйства сооружен амбулаторий, заложен парк культуры и отдыха на 7 гектаров (при помощи института «Аскания Нова»). В общем, дела, казалось бы, идут в гору. Особенно с учетом прибыли в 2 миллиона с рентабельностью 35 %, которые от 90 года в «Прогрессе» ожидают не только труженики, но и руководство.

А в колхозе «Дружба» Нижнегорского района проблем явно больше. Животноводство здесь называют убыточной отраслью. И чтобы исправить положение дел, в хозяйстве пошли на хитрость. И перевели на арендные отношения звено Владимира Смолина. Сдав ему во временное пользование ресурсную базу хозяйства – с правом использовать ее в коммерческих целях. В итоги труженики вырастили тысячу голов скота на полмиллиона рублей – из которых чистыми получили 150 тысяч. Хотя могли бы и больше. Имей в распоряжении нормальную технику и пригодные для работы помещения. Ну и если б закупочные цены радовали. Тогда бы, мечтает Владимир Иванович, его звено смогло бы создать автономную ферму, на которой «Дружба» зарабатывала бы в разы больше.

Приятным исключением из череды разочарований, с которыми общественность и СМИ сталкиваются на предприятиях полуострова 31 год назад, становятся экспериментальные проекты тружеников, решивших не обвинять горбачевскую Перестройку во всех грехах, а воспользоваться ее преимуществами. Включающими, в том числе, новые алгоритмы ведения хозяйства, в эру так называемого «застоя» имевшими сомнительные перспективы по причине высокого уровня бюрократизации экономики.

Животноводство в СССР может быть экологически чистым. В это 31 год назад верят в колхозе «Большевик» Нижнегорского района, где в марте 1990-го московские специалисты строят научный комплекс с целью подготовки биохимиков для всей страны. Будущая установка, которую здесь планируют соорудить, сможет перерабатывать до ста тонн сырья в сутки. Что для того же Салгира, куда хозяйства сразу нескольких районов сбрасывают свои отходы, станет настоящим спасением. Равно как и для полей, которые из-за деятельности животноводов приходят в негодность (в «Большевике» таких до 60 единиц). Но это – будущее. А в настоящем предприятие старается вовсю поощрять эксперименты собственных тружеников. Таких, как инженер Леонид Дубовенко. С помощью своего изобретения навоз, получаемый на свиноферме, уже перерабатывается. С одной стороны, в твердую и жидкую биомассу (ее, ввиду отсутствия в ней нитратов и нитритов, можно пускать на удобрения), с другой – в биогаз, используемый для отопления помещений (органику для этого загружают в биореакторы, где она разлагается на компоненты).

В плодопитомническом хозяйстве «Мир» Красногвардейского района изобретать ничего не стали – хотя само предприятие и считается экспериментальным. Бригады здесь результата не дали, хозрасчет тоже. Вот и решили «мировцы» отыскать для себя самую подходящую из прогрессивных (или, как все еще принято говорить в те времена, передовых) форм организации труда. Муж и жена Татьяна и Анатолий Рядовые взяли в аренду теплицу и стали выращивать в ней розы. За три года работы показав, что именно семейный подряд имеет преимущества перед другими моделями хозяйствования. На вопрос о том, почему чета Рядовых выбрала именно семейный подряд, Анатолий Иванович отвечает: хотелось попробовать свои силы не просто на конкретном деле, но и на своем участке. Так созрела идея нанять целую теплицу. Размер у нее стандартный – четверть гектара. Поэтому в целом поддерживать в ней порядок не очень тяжело. Особенно, когда видишь результаты своего труда. И, как Татьяна Петровна, чувствуешь помощь со стороны – бригадира, агронома и руководства. Работать ведь вдвоем непросто, особенно в условиях высоких температур и во время так называемого среза. Хлопот с розами хоть отбавляй. Но оно того стоит. По словам главного агронома хозяйства, за 1989-й новоиспеченные цветоводы перевыполнили задание (которое взяли по договору с хозяйством) на 10 тысяч роз, получив 3 с половиной тысячи рублей доплаты (не считая ежемесячного аванса в 180).

На закате Перестройки граждане большой страны продолжают привыкать к явлениям, которые, в эру так называемого «застоя» если и считались в целом побежденными, в постсоветское время перестали кого-либо удивлять, став полноценными спутниками нашей жизни. Наличие в стране бедности и криминала 31 год назад уже не пытается отрицать никто, что привлекает к этим проблемам внимание государственных СМИ.

Они пережили войну. Но смогут ли повторить свой подвиг в нравственной блокаде, которую устроила им мирная жизнь? И если сил для побед у них почти не осталось, что для этих людей (столкнувшихся с нищетой и безразличием) может сделать социум? Такие вопросы задает крымское телевидение, наблюдая за открытием кафе «Русе». Где в марте 90-го для малообеспеченных одиноких симферопольцев устроен бесплатный обед.

Благотворительный проект – идея местных частников. Главными трудностями при его организации стало создание возможностей пищеблока (включая устройство электроплит и кухонного оборудования), а также поиск посуды. Об этом рассказывает Лидия Рыбакова, зампредседателя горисполкома. Заведующий облсобесом Владимир Лавриненко добавляет: еще одна проблема – расстояние, преодолеть которое до кафе могут не все. Хотя и эту проблему решить можно. Открыв еще одно заведение. Были бы возможности, а желания помочь старикам и у власти, и у общественности хоть отбавляй. Не хочет народ прекращать питание по причине болезни? Можно озаботиться приобретением переносных судков для транспортировки пищи. Есть вопросы по меню у тех, кто соблюдает пост – навстречу можно пойти и в этом случае. Особенно если все расходы на себя и впредь будет брать не государство, а советско-австрийско-американское предприятие «Свенас» и глава его правления Владимир Шевьев (впоследствии обвиненный в создании ОПГ, но 31 год назад считающийся образцом для подражания).

«Жить лучше по совести», – считает начальник Севастопольской таможни Леонид Рудкин. После отмены монопольного права государства заниматься внешнеэкономической деятельностью выходить на международный рынок в СССР смогли любые учреждения и предприятия. В связи с чем контролировать поток грузов через границу стало непросто. То же касается и физических лиц. На законно полученную валюту в марте 90-го гражданину разрешается провоз любого количества товаров. Но за то, что предназначено для продажи или получения дохода, уже требует пошлины. Если речь, разумеется, не идет о вовсе запрещенных и уж тем более краденых вещах.

Противоречивость и непредсказуемость жизни в СССР на излете советской поры (помимо политики, экономики и социальной сферы), 31 год назад все чаще проявляет себя и в искусстве. Включая живопись, где авторы получают свободы, о которых в период так называемого «застоя» художническое сообщество только мечтало.

Главные возмутители спокойствия в мире прекрасного в Крыму 31 год назад – Товарищество современного искусства, отмечающее трехлетний юбилей. В марте 1990-го в здании краеведческого музея оно проводит очередную выставку своих шедевров, среди которых (помимо произведений живописи и поэзии) есть место и музыке. С 16 до 17 часов здесь продолжается программа дуэта «Тайдем», предполагающая чтение различных стихотворений под аккомпанемент саксофона. Но центральное место в проекте, разумеется, принадлежит так называемым инсталляциям и полотнам, которые разрушают представления посетителей о единстве взглядов советских мастеров на действительность и принципы ее изображения (00.43).

Журналист крымского телевидения Татьян Коробова недоумевает: кроме шока и чувства тревоги все представленное здесь не вызывает никаких ощущений. Неужели, организаторы выставки рассчитывали именно на такой эффект? И получает ответ: художники всего лишь навсего идут в ногу со временем. Влияя на жизнь людей, но одновременно и испытывая их воздействие на себе. Говорит об этом лично председатель Товарищества Георгий Когонашвили. Уверенный, что общество как можно быстрее должно прийти в себя, поскольку мир уже начал меняться, но отдают себе в этом отчет пока не все (00.33).

Советский Союз в сущности был проектом всего одного человека: Иосифа Сталина, соратники которого в свое время взяли на работу в Москву и того же Никиту Хрущева, и Леонида Брежнева (подтянувшего за собой Константина Черненко), и Юрия Андропова. Когда физически этих людей не стало – начала растворяться и большая страна. А вместе с ней и советская культура, продвигавшая сталинскую версию идеи коллективизма. Мысля иными категориями, новые вожди просто не могли быть такими же, как и их предшественники, в отличие от них «частное», не отрицая, а «общее», напротив, не защищая. Тем самым давая зеленый свет реальности, в центре которой находится личность, а не народ, а модель союза (как система отношений, где люди должны жертвовать собой ради интересов других) исчерпала свой потенциал. В отличие от искусства, где каждый сам себе и судья, и закон, и нравственный ориентир.