В выпуске № 85 программы Сергея Минчика «Эпоха» – февраль 1964 года: строительство района «Черемушки» в Алуште, внедрение гидропоники в горном Крыму, участники Бешуйского сражения.

Второй месяц зимы 64-го года оживляет международную повестку дня новостями из Западной Африки, где центром политической нестабильности оказывается прежде спокойный Габон. Накануне получив независимость, эта бывшая колония Франции не стала обрывать с ней связи, обеспечив себе высокие (по меркам региона) темпы развития экономики. Но нежелание Президента Леона Мба идти на контакт с оппозицией настроило против него часть армии – что 57 лет назад привело к насильственной смене власти в стране.

Произошедшее в Габоне в феврале 64-го собственно и переворотом называют с натяжкой – по причине скоротечности событий и их карикатурности. Захватив резиденцию главы государства и выслав его из столицы, путчисты не позаботились о том, чтобы проследить за ним до пункта назначения (машина с пленником и похитителями из-за дождя сбилась с пути). Не предупредила хунта о своих планах и человека, которого назначила президентом – лидера оппозиции Жана-Илера Обама. А вместо того, чтобы обеспечить себе поддержку народа, и вовсе призвала его сидеть по домам. Что люди и сделали – дождавшись высадки французского десанта, ареста заговорщиков и освобождения Леона Мбы спустя всего день после его отстранения от власти.

А для Советского Союза 64-й становится первым годом так называемого «застоя», когда пришедший к власти в стране Леонид Брежнев свернет все начинания своего предшественника Никиты Хрущева. Но произойдут большие перемены в октябре. А в феврале СССР еще продолжает жить в ритме непостоянства, который задает власти и обществу главный идеолог «оттепели». Сделав то, на что ни до, ни после него никто не решался (проведя за пять лет не один, как это делалось всегда, а сразу три съезда КПСС), Хрущев придумает изменить и методы планирования развития страны вместе с их сроками. Поскольку же сделано это будет в 59-ом, 64-й, из потенциально 3-го года 7 пятилетки, превратится в предпоследний год первой семилетки. Окончательно запутав общественность, но не органы партийной и государственной власти. Которые при преемнике Иосифа Сталина научились не только благодарить коллективы за трудовые победы, но, в духе времени, и жестко их критиковать.

Строители 57 лет назад – самый многочисленный коллектив тружеников Южнобережья. Благодаря их усилиям в 63-м году регион смог обзавестись системой очистных сооружений, новыми корпусами санаториев, школами, детскими садами, и, главное, двадцатью тремя жилыми домами на 868 квартир. Что в целом позволило застройщикам ЮБК улучшить свои показатели (в части освоения бюджета) на 5 миллионов рублей по сравнению с предыдущим годом. Но с возведением объектов коммунального хозяйства и здравоохранения, кооперативных домов, а также с капремонтом жилого фонда у представителей отрасли явно не заладилось. О чем в феврале 64-го, анализируя итоги пленума крымского отделения партии власти и решение съезда областных депутатов, без устали твердят в СМИ.

На этих кадрах показано, как трудятся рабочие в алуштинских «Черемушках» – так ласково прозвали этот микрорайон его обитатели еще в «оттепель». Здесь всё, как и на других стройплощадках ЮБК: бригады под руководством ударников борются за право называться коллективами коммунистического труда, обязательства на месяц регулярно перевыполняются, производительность труда растет, переходящие красные вымпелы (маленький аналог знамени) вручаются исправно. В общем, всё на своих местах. Но и «кузькину мать» показать при желании тоже найдется кому и за что. Потому как без огрехов работать строитель не может. А если их нет, значит, кто-то трудился не на полную.

По итогам 63-го года трест «Ялтастрой», представители которого заняты на всех объектах ЮБК, обвиняют в слабом контроле за производственной дисциплиной, в отсутствии борьбы за высоко качество, в малой механизации, в недостаточном внимании к опыту новаторов, в медленном внедрении аккордно-премиальной системы оплаты труда, в отсутствии строгой взыскательности к бракоделам. Ну и наконец, в идейной неподготовленности кадров. Которые вроде как и партии в любви клянутся, а детей в церковь крестить водят (оправдываясь тем, что так решили их жены.) 57 лет назад отношение пролетариата к вере так сильно напугает крымчан, что на проблему обратят внимание даже СМИ. Которые в итоге решают жестко осудить строителей и призовут их, сосредоточившись на мирских делах, меньше витать в облаках.

Знаковым событием февраль 64-го становится и для аграрной отрасли в СССР. На одном из своих заседаний Пленум ЦК КПСС принимает постановление “Об интенсификации сельскохозяйственного производства на основе широкого применения удобрений, развития орошения, комплексной механизации и внедрения достижений науки и передового опыта для быстрейшего увеличения производства сельскохозяйственной продукции”. Выступает на мероприятии и Никита Хрущев, упомянув в свой речи опыт крымчан. Что побуждает СМИ полуострова выяснить, насколько технологичен труд в местном АПК и каким именно инновациям в краю садов и виноградников отдают предпочтение овощеводы.

57 лет назад о ней не говорит и не пишет только ленивый. Она – и тренд, и ключ ко всем тайнам, и самый простой путь к успеху. Гидропоника, выращивание культур на растворе без использования грунта, после февральского Пленума ЦК перестает быть просто агрономическим термином. И превращается в некий символ преобразований на селе, которых так хотел добиться Никита Хрущев. А все благодаря крымчанину, директору совхоза «Горный» под Ялтой Евгению Смирнову. На мероприятии он окажется приглашен как пионер внедрения этого метода производства в условиях южного климата. И привлечет внимание главы партии словами о том, что при надлежащем подходе к делу огурцы и помидоры могут расти, как цветы в клумбах. Что Хрущеву с его воображением не могло не понравится. «Немедленно изучить экономическую сторону вопроса» – потребует он от экспертов отрасли. Превратив совхоз «Горный» в место паломничества ученых и всевозможных СМИ.

На самом предприятии рассказывают: к инновациям стали прибегать от безысходности. Чтобы выращивать хоть что-то, нужна земля. В горах ее мало, потому сюда этот ресурс приходится завозить из других районов полуострова. Но в таком случае каждая теплица дорожает на три тысячи рублей, делая продукцию, выращиваемую здесь, малорентабельной. Привозить овощи в Ялту, которые не растут в этих краях, тоже недешево. Да и в пути ценный груз выдыхается. Вот и пришлось выкручиваться – обратив свое внимание на чудо-метод.

То, что раньше в хозяйстве было теплицей, теперь называют цехом. А к обязанностям здешних работников отнесено управление механизмами, которые отвечают за автоматическую подачу раствора. Входят в него суперфосфат, аммиачная и калийная селитра, сульфат магния, серистые соли, марганец, железо и медь. Которые смешивают в различной пропорции друг с другом для огурцов и, соответственно, помидоров. В качестве наполнителя, имитирующего почву, используют керамзит (хотя прежде в «Горном» пробовали и опилки, и морскую гальку). А роль своеобразного поддона отводят плёнке, которую сюда в количестве 5.2 тонны привезли сразу после просьбы товарища Смирнова, озвученной им на Пленуме в присутствии Хрущева.

Всего в хозяйстве 4 200 квадратов теплиц, все они переведены на гидропонику. В планах на март – посмотреть, как метод будет вести себя на открытом грунте с прицелом освоить для этих нужд целый гектар к концу года. А еще «горновцам» нужно где-то раздобыть 50 кубов диоритовой щебенки (для наполнения таких площадей). И донести как можно большему количеству людей правду о преимуществах гидропоники. Благо, здания с плоской крышей, по наблюдениям руководства совхоза, в Ялте много, а значит, своими рассадами в будущем здесь может обзавестись каждый дом.

23 пулемета, 54 автомата, 200 винтовок, две радиостанции, 18 вьючных лошадей и два автомобиля. Эти трофеи в феврале 44-го достанутся жителям полуострова, которые примут участие в Бешуйском сражении. Тогда солдаты 17-й армии Вермахта подготовятся к атаке на 6-й отряд Южного соединения партизан, который, расположившись в верховьях реки Тавель у горы Абдуга, защищал лагерь гражданского населения. Ударить по своей цели немцы решат сразу с двух сторон. Но наткнуться на знавших об их планах и затаившихся в засаде бойцах 2-го, 3-го и 7-го отрядов. Малочисленные и плохо экипированные, партизаны (неожиданно даже для себя) заставят противника отступить, уничтожив 480 гитлеровцев и взяв в плен 27. Ну и превратив схватку в долине трех рек в одну из ярчайших страниц истории Крыма периода Великой отечественной войны. В наши дни о ней вспоминают ежегодно, силами историков и любителей проводя в Альминской долине своеобразный фестиваль реконструкции под открытым небом. Но 57 лет назад происходящее вблизи исчезнувшего села было если и не таким красочным действом (без постановочных сцен, пиротехники и раритетных машин), то уж точно не менее захватывающим. Поскольку собирало оно вместе непосредственных участников Бешуйской операции и членов их семей.

Метель, мороз, заваленная снегом земля. Такими, как на этих кадрах, окрестности села Бешуй в Симферопольском районе выглядели и 77 лет назад. Когда на полуострове прошел один из самых масштабных в истории партизанского движения Крыма боев с гитлеровцами. В память о котором благодарные потомки воздвигли монумент, а участники Бешуйского сражения (вместе с родственниками героев), в февраля 64-го съехались со всех уголков СССР, чтобы лично вспомнить о былом. Большинство из них не видели друг друга 20 лет – с тех пор, как стихли звуки выстрелов и взрывов в местах, где каждый из этих людей доказал, что на войне ничего невозможного нет – не просто выжив в смертельной схватке с превосходящими силами противника (что уже само по себе подвиг), но и победив в ней.

До места назначения участники торжеств добираются организованно. Собираются они на площади Советов в Симферополе (как тогда называют кольцо рядом с одноименным кинотеатром), в районе села Партизаны (где у бойцов сопротивления была база) к колонне присоединяются школьники, народные мстители, подпольщики, работающие в совхозе «Альминский», и члены семей героев. Находится место на мероприятии и прессе: включая областное телевидение и «Курортную газету» (сейчас она называется «Крымской»), благодаря статье в которой (напечатанной по горячим следам) в немой хронике и можно разобрать хоть что-то. Поняв, что митинг, посвященный юбилею событий в Бешуе, открывает не кто-нибудь, а экс-комиссар 10-го отряда 7-й бригады Южного соединения партизан Михаил Сохань. С самой же пламенной речью, которая напоминает собравшимся о перипетиях знаменитого боя, выступает не менее знаменитый Христофор Чусси (в годы войны командовавший отрядом № 2 четвертой бригады, а 57 лет назад уже работавший в «Курортторге» Алушты и руководивший сборами ветеранов Бешуя). Вслед за ними свои слова к собравшимся обращают бывшие комиссары 6-го и 7-го отрядов Андрей Сермуль и Алексей Палажченко, начальник разведки Федор Якустиди, ну и женщины, в самое драматичное для страны время настрадавшиеся, пожалуй, не меньше мужчин: экс-помощник комиссара 4-й бригады по комсомольской работе Александра Андреева и мать двух павших партизан (братьев Ивана и Василия Гнатенко) Пелагея Кузьминична.

После традиционной минуты молчания к подножию мемориала возлагаются венки, первые из которых доверено нести членам семей героев. В 44-ом не выполнявших долг, как это делает солдат, сражающийся за отечество вообще, а, как и положено партизанам, в прямом смысле слова ставших грудью на защиту конкретно своих семей, домов и родной земли, которая дала многим из них жизнь, но и стала для этих людей последним пристанищем. В веках прославив сражение в долине рек Альма, Коса и Мавля и сделав легендарной деревню Бешуй, чье название не сохранилось даже на картах.