Вечером 25 февраля 2014 года мне позвонил старый товарищ и сообщил, что на следующий день планируется митинг за воссоединение с Россией у стен Верховного Совета в Симферополе. Мы и раньше принимали участие в подобных патриотических акциях тех дней – и разумеется, я согласился.

Я находился в Севастополе, поэтому в крымскую столицу отправился уже утром. За селом Верхнесадовое стоял блокпост, и все сидящие в машине напряглись, когда нам преградили путь несколько человек с палками и охотничьим ружьем, потребовав остановиться. К счастью, наши переживания были напрасны — въезды-выезды в город-герой контролировались пророссийскими силами.

К моменту моего прибытия в Симферополь весь центр города уже гудел. Люди стекались к зданию Верховного совета, многие несли с собой флаги той стороны, которую считали своей.

Фото: страница главы РК Сергея Аксёнова / Facebook

Ни дозвониться до них, ни найти в толпе своих товарищей я не смог. Как позднее выяснилось, некоторые из них стояли в оцеплении, ближе ко входу в здание.

Решив пробираться ближе к центру событий самостоятельно, я начал протискиваться сквозь пока еще не слишком густую толпу. И мне удалось встретить знакомого около кордона из милиции и казаков, которые по мере сил пытались разделить сторонников России и Украины. Примечательно, что этот парень служил в рядах ВМФ Украины, однако был ярым сторонником воссоединения с РФ.

Чем больше приходило народу, тем активнее развивались события. Вокруг меня люди непрерывно скандировали: «Россия!». За спинами милиции стали мелькать черно-красные стяги «Правого Сектора» (террористическая организация, запрещена в РФ. – Ред.), атмосфера накалялась. Разгоряченные люди пытались отстранить своих соперников от входа в Верховный совет, при этом новоприбывшие люди не видели, что происходит в передних рядах, началась сильная давка.

Разумеется, ни милицейские ни казаки не могли никак противостоять толпе. Неподалеку от меня с зажатого со всех сторон сотруднику правоохранительных органов кто-то с украинской стороны сорвал фуражку и кинул её в нас. Чтобы не упасть под давлением масс, мне пришлось встать в цепочку с товарищем и неизвестным мужчиной справа от меня, при этом я практически потерял способность к самостоятельному передвижению.

В то же время усиливалось давление с «украинской» стороны - в самом прямом смысле. В ход пошли древки флагов, перцовые баллончики. Оказавшимся в этой суматохе пожилым людям становилось плохо, некоторые держались на ногах только усилиями стоящих рядом. Да и мне стало трудно дышать.

Фото: страница главы РК Сергея Аксёнова / Facebook

По толпе прошел слух, что сторонникам Украины удалось ворваться в Верховный Совет. На некоторое время это подстегнуло толпу, однако вскоре благодаря вмешательству лидеров протеста буйство толпы начало спадать, и она начала постепенно редеть. У меня жутко чесались и болели глаза, вероятнее всего от перцового газа, поэтому выйдя из толпы мы отправились в кафе неподалеку, где нам удалось умыться и перевести дух.

Затем я пошел бесцельно бродить неподалеку от парламента, ни в каких стычках более не участвовал. Жжение в глазах всё ещё давало о себе знать, к тому же, сильно разболелась голова — и я отправился назад, в Севастополь. Лишь добравшись до компьютера, я узнал о том, что в давке всё-таки погибли люди.

Фото: страница главы РК Сергея Аксёнова / Facebook