Помните, как мы гадали про керченского стрелка: зачем, почему? Очень натянутой была версия обиды на однокурсников. Все-таки и возраст не тот, и смысла никакого: доучись год — и не встречайся с ними...

Пермский стрелок рассказал. Огромное письмо успел опубликовать. Психиатры, конечно, какие-то научные объяснения выдвинут. Но мне кажется, суть понятна.

Он болен, этот юноша, который успешно прошел тесты на право владеть оружием. Которого окружающие видели тихим и незаметным. Не обижали, не делали ничего плохого. Он не способен был видеть маленькие ежедневные радости, которые наполняют нашу жизнь смыслом и дают силы. Тонкости человеческих отношений, всю палитру эмоций и ощущений.

Он видел мир, грязным, бессмысленным, не заслуживающим жалости и сострадания. Ну, и сам он явно этих чувств не испытывал. Я не хочу цитировать его письмо, но оно как раз и ставит диагноз: человек, лишенный возможности радоваться.

Это, как по мне, тяжелейшая ущербность. Мы — это наш взгляд на мир. Наша способность видеть его во всех красках. Воспринимать то хорошее, что встречается на каждом шагу. Иначе жить невозможно.Мелочи: запах выпечки из чужого окна, осенняя паутинка на цветке, новые туфли, особо удачно уложенная причёска, улыбка незнакомого человека... Из всего этого складывается наша ежедневная доза позитива.

Иногда нам не понять, как другие могут находить эти радости. Я никогда не забуду женщину из Евпатории. Очень давно я была у нее, лет пятнадцать назад. В нищенской комнатушке общежития она жила со своим трехлетним сыном. Мальчик родился тяжелейшим инвалидом: не двигался, не говорил, не ел самостоятельно. А она показывала мне, какие длинные у него реснички. И улыбалась. Реснички! В безнадежности, безденежье, бедности - она радовалась.

Я не знаю, были ли шансы как-то предотвратить то, что произошло в Перми. Но он не один такой, с претензией ко всему миру. Ущербный и решивший, что имеет право решать, кому жить, кому - нет. Как их высмотреть, узнать, остановить?