Министр здравоохранения Республики Крым Александр Остапенко пришел в студию телеканала «Крым 24» и рассказал о работе личной WhatsApp-приемной и о борьбе с коронавирусом.

– Каковы первые результаты WhatsApp-приемной? Как это помогает погружаться в проблематику более детально?

– Вы знаете, я не зря принял решение открыть личную WhatsApp-приемную. Я глубоко убеждён, что пищей для руководителя является информация, а еще лучше, чтобы это была вовремя полученная информация. Я знаю, какое количество обращений поступает ежедневно на личные страницы главы Республики Крым Сергея Аксёнова. Я в прямой связи, я лично отрабатываю каждое обращение. Я глубоко убеждён, что принятое мной решение позволит максимально приблизить взаимодействие профильного министерства и жителей республики. Моя WhatsApp-приемная работает второй день. За два дня поступило порядка 150 обращений.

– Какие обращения поступают в личную WhatsApp-приёмную?

 – Порядка половины обращений носят характер качества медицинской помощи, вопросы тех или иных организаций, сотрудников. Я бы сказал, что это не критика, это обращения, которые вызваны той или иной ситуацией. Нельзя не сказать, что сейчас имеется дефицит кадров. Дефицит кадров есть не только в нашей республике, все работают на пределе, он есть во всей системе здравоохранения Российской Федерации. Наша задача, чтобы эффективное применение наших сотрудников на местах максимально снизило напряжение, которое есть. Порядка 10 процентов этих обращений являются обоснованными.

 – Принимаются ли управленческие решения, чтобы таких обращений было меньше?

  – Моя самая главная задача – организовать обратную связь. Я получаю информацию по каждому обращению. Сообщения тут же обрабатываются, тут же идёт обратная связь.

 – Что делается, чтобы увеличить коечный фонд?

 – Моя задача –  приблизить максимально койки к территориям, дабы избежать излишней транспортной логистики. Пациент, который у нас имеет проблему на востоке Крыма, должен максимально быстро госпитализирован в койку, которая, соответственно,  находится на востоке Крыма. Поэтому мы сейчас диверсифицировали расположение наших ковидных госпиталей по республике. У нас свыше 3 тысяч коек под коронавирус. Мне предоставляют на 9:00 и на 21:00 актуализированную информацию по свободному коечному фонду, он составляет порядка 304 коек. Это динамичный показатель. За последнюю неделю у нас есть тенденция к увеличению количества госпитализации как с коронавирусом, так и с пневмонией, порядка 20%, если раньше госпитализировали 110-120 человек, то сейчас 150-160. Наша задача, первое, найти разумный баланс по госпитализации, и второе: своевременно выписать пациента. Пациент должен получить полноценную помощь и, если в этом есть необходимость, уйти на амбулаторное долечивание по месту жительства.

 – Как решаются моменты, когда врачи сами заболевают коронавирусом?

 – Моя самая главная задача – сделать так, чтобы как можно больше наших коллег оставалось в строю. Да, мы отмечаем такую тенденцию, врачи тоже люди, устают, болеют. Любое мое обращение к коллегам начинается со слов благодарности, искренней признательности. Мы в ручном режиме, с учетом каких-то кадровых вопросов, пытаемся  реализовывать вопросы оказания помощи. В первую очередь, наша задача – это оказание помощи тяжёлым и крайне тяжёлым пациентам. Я пошел по пути централизации пациентов, и мы открыли в больнице Семашко отделение для оказания реанимационной помощи. Это отделение обеспечено кадрами, и этой категории пациентов своевременно окажем помощь.

 – Не получается ли, что слишком сильно озаботились коронавирусом, но забыли о других болезнях?

 – Я хочу сказать, что, в первую очередь, экстренная неотложная помощь оказывается в полном объеме. Ни одно отделение, которое до этого оказывало помощь, не уменьшило свои объемы. Что касается насчет плановой помощи, с 10 декабря начинается переезд 15 ранее запланированных отделений в медцентр Семашко. Это приблизит плановую экстренную помощь. Туда будут госпитализированы пациенты с инфарктами, инсультами, аневризмами головного мозга. 2 миллиона жителей республики имеют право на оказание специализированной помощи. Поэтому я и принял решение, что новый медцентр будем использовать по тем профилям, которые изначально предполагались.

 – Почему врачи не смогли спасти девочку в Судаке?

 – Это ужасная трагедия и я хочу сказать, что я взял этот вопрос на личный контроль. Сейчас по этому направлению работают правоохранительные органы. Я сделаю все для того, чтобы в этой части все было рассмотрено максимально объективно и в короткие сроки и, если есть вина со стороны наших коллег, они понесут заслуженное наказание.