В Севастополе исследователи обнаружили новые факты военной истории

Память Севастополя. В городе-герое исследователи обнаружили новые факты военной истории. Десятилетиями никто не подозревал о спрятанных буквально под ногами следах страшных боёв за Крым. Мы отправились по следам сражений. Вспомнили давно известные и незаслуженно забытые факты. Наша съёмочная группа встретилась с очевидцами самой трагической и героической истории. С ними пообщалась корреспондент телеканала "Крым 24" Елена Носкова.

В Севастополе исследователи обнаружили новые факты военной истории

Память Севастополя. В городе-герое исследователи обнаружили новые факты военной истории. Десятилетиями никто не подозревал о спрятанных буквально под ногами следах страшных боёв за Крым. Мы  отправились по следам сражений. Вспомнили давно известные и незаслуженно забытые факты. Наша съёмочная группа встретилась с очевидцами самой трагической и героической истории. Специальный репортаж корреспондента телеканала "Крым 24" Елены Носковой.

В Севастополе исследователи обнаружили новые факты военной истории

Ветерану Якову Еремизину в этом году исполняется сто лет. Для интервью полковник вновь надевает форму и вспоминает боевую молодость. В 1941 году он командовал отделением, а после тяжёлых боёв выполнял работу комсорга. Днём – вместе с подчинёнными отражал атаки противника, а вечером – выписывал похоронки. Получил медаль "За оборону Севастополя". Но уже в 1942 году, на Кавказе.
Точные места боёв сейчас  устанавливают поисковики. Это место выделяется - среди высоких сосен пустое поле. Здесь в марте 1942 года начала действовать зенитная батарея, прикрывавшая аэродром "Юхарина балка". Сведения о ней сохранились только в документах оккупантов. Там написано, что позицию захватили 17 июля, через две недели после официальной даты окончания обороны Севастополя.

Поисковики обнаружили записку последних живых солдат, спрятанную в гильзу. Это единственный список воевавших здесь советских воинов. В немецких документах сообщается о ста трёх бойцах. Пленных не было, офицеров среди погибших враги не обнаружили.  После окончания действия ограничительных мер раскопки продолжат. Здесь должно быть минимум пять блиндажей, где и укрывался личный состав.

Не все тайны открыла и 35-я береговая батарея. Летом прошлого года начались раскопки одной из двух орудийных башен. Внутри оказались останки семи бойцов, которые сражались до последнего. Их судьбу только предстоит выяснить.

Под завалами в пустом кабельном канале нашли истлевшую бескозырку – видимо, владелец спрятал её перед последним боем. Недалеко – наган со сбитым прицелом и спусковым крючком. Барабан - пустой. Исследователи предполагают: после того, как закончились патроны, боец вывел оружие из строя, чтобы не досталось врагу.

Отсюда последние защитники 35-й батареи пытались прорваться к своим. В горы к партизанам дошли только двое моряков. На территории мемориального комплекса продолжают исследовать укрепления полевого типа – окопы, траншеи, где до сих пор находят останки советских солдат.

В 2007 году было известно меньше пятисот имён. Теперь в пантеоне памяти можно часами изучать фамилии.

За каждой такой табличкой человеческая судьба, героическая и трагическая история. Понадобились годы труда поисковиков, чтобы установить имена защитников Севастополя. Сейчас известны 45 тысяч человек. Для каждого из сражавшихся здесь есть место на стене памяти, а их было 80 тысяч солдат.

Здесь, на Малаховом кургане, сражались до последних дней обороны бойцы артиллерийской батареи под командованием капитан-лейтенанта Алексея Матюхина. Только 30 июня оставшиеся в живых защитники перешли на другие позиции. Во время реконструкции строители наткнулись на одно из укрытий личного состава.

После того, как город захватил враг, борьбу за Севастополь продолжили подпольщики. Кроме подготовленных партией и НКВД групп, в борьбу по своей инициативе вступили неподготовленные мирные жители. Они осваивали новые для себя специальности минёров, радистов и даже журналистов – издавали подпольную газету. Клятву подпольщика принесли больше ста двадцати человек. Ещё сто севастопольцев как могли, помогали группе, изготавливали фиктивные справки о непригодности к работе в Германии, передавали информацию, прятали беглецов.

Частный сектор на самой окраине города. Маленький, обычный дом. Даже соседи не подозревали, что здесь располагался штаб всего севастопольского подполья. Рядом жили немецкие офицеры. Здесь собиралось минимальное количество людей, соблюдая все требования конспирации.

Внутри – схроны с оружием, экземпляры листовок с последними новостями с другой стороны фронта. Хозяева долго ничем себя не выдавали – учитель Василий Ревякин и его беременная супруга Лидия не вызывали опасений у вражеской контрразведки. Они не подозревали об участии педагога в войне.

В марте 1944 года организацию раскрыли. Многих разведчиков расстреляли, среди них и Василий Ревякин с женой. Они не дожили до освобождения Севастополя всего несколько недель.

Это хорошо помнит Иван Робак. Да и его квартира - настоящий музей Великой Отечественной войны. Ветеран с гордостью показывает парадный костюм. С наградами он весит почти десять килограммов. Самый многострадальный и от этого особенно дорогой – первый орден Славы за освобождение Севастополя.

Сейчас на Сапун-горе работают и исследователи, и строители.

Реконструкция коснулась всего мемориального комплекса. Объекты связали пешеходные дорожки. Добавились и новые интересные элементы, а в завершение строители сделают художественную подсветку.

Здесь предстоит полностью благоустроить территорию. А, возможно, сделать новые исторические открытия. У многих архивных документов времён Великой Отечественной войны только сейчас истекает срок давности. И кто знает, что предстоит выяснить исследователям, и о каких подвигах советского народа мы ещё даже не подозреваем.

Елена Носкова, Анастасия Крапивина, Александр Бухтияров, "Новости 24".