В выпуске № 46 телепрограммы "Эпоха с Сергеем Минчиком" – февраль 1975 года: Феодосийский морской порт и Всесоюзный семинар драматургов в Ялте.                            

Последний месяц зимы 1975 года на международной арене отзывается эхом распада колониальной системы стран Запада. Народы и территории, провозгласившие независимость от метрополий, на путь самостоятельности уже вступили, но выбрать оптимальные модели жизни на свободе так и не смогли. 45 лет назад в СССР продолжают восхищаться стойкостью молодых стран Африки, доказывающих, что быть частью так называемого "цивилизованного мира" стремятся далеко не все, внимание общественности привлекают события на Мадагаскаре, фигурантами которых становятся сразу три его президента.

45 лет назад самое крупный остров близ Африки находится под властью генерала Габриэля Рамананцуа. Его целью в это время остается борьба с колониальным наследием и исключение Мадагаскара из сферы влияния Франции. Но расслоение в обществе и экономический кризис вынуждают военачальника отречься от власти. В феврале 1975 года новым президентом страны становится министр внутренних дел Ришар Рацимандрава, а после его убийства (спустя всего неделю после вступления в должность) руководство страной переходит еще одному генералу Жилю Андриамахазу. От курса на конфронтацию с Западом при этом Мадагаскар не отступает, а влияние СССР в экзотическом крае продолжает усиливаться. 

Как и сейчас, 45 лет назад одной из главных страниц прошлого власть и общество считают Великую отечественную войну. Потому празднование круглых дат, связанных с данным событием, в стране проходит также масштабно и организованно, как и подготовка к ним – затрагивая по возможности все сферы жизни людей и каждого человека в отдельности. В феврале 1975 года советским гражданам продолжают напоминать о приближении 30-летия Великой Победы, телерадиокомитет области готовит цикл сюжетов о крымских учреждениях и предприятиях, труженики которых с честью выдержали испытание бомбежками, оккупацией и голодом.

На полуострове достаточно мест, история которых не просто связана с тем либо иным коллективом, но и во многом им определена. Феодосия не исключение. Она выросла вокруг гавани, где древние построили порт, благодаря этому прославилась – и, после присоединения Крыма к России в XVIII веке, повлияла на судьбу большой страны.

Это – Музей славы Морского порта в Феодосии. Хотя предприятие и было построено до Революции, его коллектив стал объектом всеобщего внимания лишь в годы СССР. Потому экспонаты, представленные здесь, рассказывают о трудовых и в прямом смысле слова ратных подвигах портовиков, начиная с борьбы за установление в Крыму именно Советской власти. Например, грузчик Терентий Пименов был участником Октябрьской революции и погиб от рук белогвардейцев при разгоне митинга солдат и рабочих 2 января 1918 года. А таких, как он, не жалевших себя во имя других, на предприятии были сотни. Причем всегда. Достаточно сказать, что один из первых Орденов Трудового Красного Знамени, который учредили большевики с целью поощрять подвиги граждан и коллективов молодой республики, получил именно феодосийский порт – за то, что в период неурожая в 1922 году его грузчики на своих плечах перенесли почти четверть миллиарда килограммов продовольствия. Цифра не просто внушительная – фантастическая даже по меркам советского времени, когда статистика изобиловала числами с большим количеством нулей.

На смену борьбы за выживание в 20-х годах пришла индустриализация 30-х. Участники стахановского движения в порту увеличивали скорость плановых работ и объем принимаемых грузов, открывали спецрейсы для грузового транспорта. А в 40-х началась Война, в которой феодосийский порт принял непосредственное участие: работы на экспорт здесь прекратились, и все силы были брошены на эвакуацию предприятий, культурных ценностей, людей и продовольствия. После оккупации Крыма немцы организовали в порту концлагерь, а многие из его работников ушли на фронт или примкнули к подполью. Как комсомольцы Анастасий Гаврилов, Дмитрий Калугин и Евгений Степанов, отдавшие жизни за Великую Победу.

Разрушенный в годы Войны, после освобождения Феодосии порт был восстановлен в считанные дни. Сначала заработали причалы, цехи и мастерские, и уже через месяц после бегства фашистов в город устремились грузовые суда. Закипели работы по разбору завалов, жизнь вернулась в мирную колею. Кроме производственных сооружений здесь открыли школы фабрично-заводского образования, где лучшие мастера обучали молодых специалистов, учреждения для оздоровления, воспитания и отдыха тружеников и членов их семей. В годы "оттепели" появились комплексные бригады, куда помимо грузчиков вошли представители других профессий. Портовики стали осваивать по несколько профессий и превращаться в специалистов-универсалов.

А в период "застоя" Феодосия получила статус курорта. И особое место в деятельности предприятия в это время стали занимать пассажирские перевозки на местных и круизных линиях. По кадрам, которые запечатлел оператор телерадиокомитета области, этого не скажешь (кроме спецтехники и самих грузов на них нет почти ничего, ведь показывать трудовые подвиги наследников Победы логичнее, чем отдых любителей поразвлечься). Но факт остается фактом: даже зимой на территорию порта заходили суда, которые обеспечивали круглогодичные перевозки на Крымско-Кавказской линии (позволяя в течение нескольких суток побывать сразу в нескольких городах Черноморья: от Одессы и Севастополя до Новороссийска и Батуми). И туристов здесь всегда было хоть отбавляй. Но это, что называется, дополнительная опция в деятельности порта. Ключевую же роль в эпоху "застоя" в судьбе предприятия все равно играют перевалки народнохозяйственных грузов и нефти. После распада СССР взять под контроль эти процессы попытаются многие: от криминала до политических кланов. Но 45 лет назад здесь всем управляет советская власть. Поэтому лозунги, которые звучат в порту в феврале 1975 года, не имеют ничего общего с партийной риторикой образца 2000-х: превратить жизнь в рай рабочим никто не обещает, но и дешевым популизмом не занимается. Подходить к выполнению обязанностей ответственно, быстро усваивать рабочие традиции, стремиться к высокому уровню профкультуры. Вот, о чем говорит руководство порта, взамен гарантируя стабильный заработок и привилегии, о которых в наши дни пролетариат может только мечтать.

"Родине, партии – ударный труд, высокое качество, отличную учебу". Под таким девизом в начале 1975 года проходит Всесоюзное собрание комсомольцев и молодежи СССР. Одной из первых в Феодосийском порту на него откликается молодежная бригада Ивана Ахматовского. Выполнив задание на пять лет с опережением графика, темпы деятельности она решает не снижать. И объясняет непоколебимую веру в успех просто. В бригаде налажена профессиональная учеба, благодаря которой каждый ее член может работать на месте крановщика или водителя автопогрузчика. Именно с такой перспективой с Ахматовским трудятся его товарищи Николай Гомонюк и Геннадий Дзеньзюк, получающие поддержку со стороны ветеранов предприятия Таисии Пикуновой и Николая Барабанова.

Сам Ахматовский старается оставаться примером для своей бригады. В порту он работает с 1962 года, является ударником 9-й пятилетки и даже имеет высокую награду – Орден "Знак Почета". Вместе с товарищами он обещает достойно встретить 30-летие Великой Победы и, чтобы выразить дань уважения защитникам Родины, чьи судьбы оказались связаны с этим предприятием, обдумывает условия нового почина. А девиз для него уже подобрали: "За себя и за того парня". И сделать это было не сложно. Ведь быть наследниками Победы – это не искать виновных в том, что Война была, а трудится, чтя память о боевом героизме фронтовиков трудовыми подвигами.  

Арий Гейкин, Хай Вахит, Валерий Воскобойников, Зот Тоболкин. Современному человеку эти имена не говорят ни о чем, но 45 лет назад с ними неизменно ассоциируют душевность, интеллект и правду жизни – ведь и в период "застоя" самая читающая страна в мире, продолжая традицию русской культуры, остается местом, где писателей уважают не меньше, чем спортсменов, актеров и певцов, их книги сметают с прилавков магазинов, а к мнению прислушиваются. В феврале 1975 года советские авторы продолжают практику регулярных встреч друг с другом и со своими читателями, в Ялте на базе Дома творчества Литфонда СССР проводится XVIII Всесоюзный семинар драматургов.

Горы, природа, трехэтажный особняк. Ежегодно в этих местах в последний месяц зимы собираются участники Всесоюзного семинара драматургов. 45 лет назад таковой проводится в 18 раз и посвящается творчеству, которое адресовано подрастающему поколению. Потому большинство гостей Ялты, приехавших в Дом творчества Литфонда СССР в феврале 1975 года, либо детские писатели, либо авторы, чьи сочинения могут заинтересовать молодежь.

В президиуме – ректор Литинститута в Москве Владимир Пименов и председатель Совета по детской и юношеской литературе Союза писателей СССР Татьяна Сетунская, в кулуарах гости, представляющие самые разные регионы страны. Арий Гейкин из Латвии, Хай-Вахит из Татарстана, сибиряк Зот Тоболкин, крымчанин Геннадий Мамлин и два Валерия: Медведев (из Москвы) и Воскобойников (из Ленинграда, ныне Санкт-Петербург). География участников семинара более чем широка, диапазон тем, поднимаемых на заседаниях секций и в свободное от них время, безграничен и многообразен. Высказаться здесь может каждый и пользуются этой возможностью гости с большим удовольствием. Кто-то рассказывает о молодых драматургах, написавших первую в своей жизни пьесу, у кого-то сложилось мнение от прочитанного, кому-то хочется озвучить совет или пожелание, в ком-то созрела оценка происходящего в детской драматургии вообще. Кажется, что разговоры, оживленные споры и монологи в ялтинском Доме творчества не умолкают ни на минуту, но работать в этом месте тоже можно: у каждого автора здесь есть личная комната, а постояльцам предлагаются услуги библиотеки. Все, как в интеллектуальном детективе, включая и стиль одежды. Но дворецкого в этом замке нет, и впереди участников семинара ждут не интриги и разоблачения, а пассажирский автобус в Артек, где у них запланированы выступления, мастер-классы и даже премьеры фильмов. Но глядя на эти кадры, понимаешь: то, что Оргкомитет мероприятия величаво называет "работой", для его участников лишь повод встретиться и отвести душу, а вечером, как это часто бывает с богемой, предаться увеселениям. Чтобы на следующее утро вновь встретиться за завтраком и предаться мыслям о великом. Как и положено шекспирам ХХ века: не забывающим о зрителях даже тогда, когда вокруг красота и собратья по перу.