Прямой эфир телеканала Крым24

Просмотров: 259

"Эпоха с Сергеем Минчиком". Выпуск № 29

В выпуске № 29 телепрограммы "Эпоха с Сергеем Минчиком" –  вновь сентябрь 1988 года: объекты инфраструктуры в совхозах имени 60-летия СССР и "Золотое поле" Кировского и Черноморского районов, выпускники, окончившие Крымский мединститут в Кзыл-Орде, ветераны 51-ой армии, семья художников Павла, Егора и Людмилы Грейсеров.

В разгар "перестройки" в СССР одним из главных врагов общества объявляются равнодушие бюрократической системы и людей, которые не хотят ничего менять. Как и сейчас, 31 год назад именно они мешают государству реализовывать проекты на местах, предприятиям работать в рост, а жителям глубинки получать доступ к благам цивилизации. В сентябре 1988 года войну против несовершенства явлений власти и социума продолжает строительная отрасль Крыма, первыми победами над неприятелем хвастают в хозяйствах Кировского и Черноморского районов.  

В совхозе "Золотое поле" строится цех, призванный решить проблему переработки нестандартных яблок, которые нельзя сдавать в торговую сеть. Если раньше их пускали на плодово-ягодные вина, то 31 год назад ставку здесь делают на создание подсобного предприятия. Директор "Золотого поля" Владимир Кириченко не нарадуется: с середины октября уже можно будет попробовать первые компоты и соки, выпущенные совхозом, но для этого, конечно, должны постараться рабочие. В кадре же не все из них выглядят образцово: многие, конечно же, трудятся в поте лица, но такие, кто кучкуется для разговоров и перекура, тоже хватает.

Строительный цех, который занимается объектами соцкультбыта в совхозе имени 60-летия СССР, работает качественно и с размахом – не то, что раньше. До 1988 года под проектирование местная власть выделяла предприятию очень небольшие лимиты, по причине которых его коллектив не мог полноценно развиваться – помогать ему в этом банально было некому. Тридцать один же год назад все стало иначе. В Крыму учредили сразу несколько кооперативов по предоставлению услуг проектирования, и даже в самом Черноморском районе заработала спецгруппа, которая стала осуществлять деятельность по тому же профилю. Так что у совхоза появился долгожданный выбор. Ну и возможностью самостоятельно распоряжаться прибылью. Если раньше, жалуется директор совхоза Борис Демус, зарабатывая миллионы рублей, на социальное развитие он мог тратить лишь 10% от суммы, и то, под присмотром Банка, через которую осуществлял финансовые операции, то к 1988 году, когда в силу вступило положение о Государственных предприятиях, ситуация поменялась. У трудового коллектива появилось право и строить, что захочет (как, например, Дом культуры в селе Заряное), и даже ссуды брать. Не то, что в наше время: кредитоваться людей научили, а вот зарабатывать так, как в эру тоталитаризма, при капиталистической демократии народу почему-то сложнее.

Начало учебного года в СССР – важное событие в жизни очень многих людей, но не лишь тех, кто стал школьниками и студентами или отдал в образовательные учреждения своих близких. Первый месяц осени также является порой, когда советские вузы проводят встречи выпускников, а сами учащиеся, пока тепло и заданий немного, могут принять участие в общественных инициативах. В сентябре 1988-ого года крымский мединститут вспоминает о своей работе в эвакуации в период Великой Отечественной войны, школа № 10 в Симферополе чествует ветеранов 51 армии, которые освобождали полуостров от немецко-румынских захватчиков.   

Встреча, которую устраивают ребята из клуба "Поиск", не случайно привлекает внимание средств массовой информации. 31 год назад на полуострове, как и в других регионах СССР, многие говорят о скором завершении войны в Афганистане, и темой номер один у общественников становится перспектива освобождения и возвращения военнопленных. Потому к деятельности поискового движения присматриваются все, а те, кто оказывается в него вовлечен, мгновенно становятся звездами эфира. Вот и события в 10-й школе Симферополя вызывают предсказуемый резонанс. Отыскать ветеранов 172 дивизии, входившей в состав 51 армии, которая освобождала Крым – дело не шуточное, но учащиеся с ним справились. На радость всем – и родителям, знающим, что ребенок развивается, и властям, любящим патриотические проекты, и, главное, самим ветеранам. По их словам, слышать благодарность за подвиги прошлого от ребятни – самая высокая награда, которую только может получить фронтовик.

А в Медицинский институт (ныне Академия в составе КФУ имени Вернадского) в сентябре 1988 года съезжаются жители самых разных городов СССР. Они – выпускники этого вуза, но получать заветные дипломы им пришлось в судьбоносном для стране 1943-ем. Тогда в связи с оккупацией полуострова немецко-румынской армиями очень многие учреждения и предприятия находились в эвакуации на материке, а сам мединститут временно располагался в городке Кзыл-Орда. Так что собрались врачи, скорее, не в месте своего выпуска, а там, где стартовал процесс их обучения. И все они, несмотря на мирную профессию, так или иначе прошли войну. Мужчины и женщины, хирурги и терапевты, ученые и офицеры медицинской службы – те, кого заснял оператор крымского телерадиокомитета на этом мероприятии, не просто спасали жизнь защитников Родины, работая в полевых госпиталях и санитарных летучках, но часто и сами участвовали в боях.

Пансионат "Звездный" в Судаке, завод "Фотон" и эвакопункт "Артека" в Симферополе, санатории "Дубна" и "Укоопспилка" в Алуште. Сейчас своей внешностью здания этих учреждений не привлекают внимание публики, которую в наши дни воспитывают стандарты западной архитектуры – запечатленной в голливудских фильмах и скопированной в местных сооружениях с офисными, развлекательными и торговыми павильонами. Но 31 год назад крымские города одевались совсем в другие наряды. Каково оно – быть художником, чье творчество призвано оживить каменные джунгли, в сентябре 1988 года телерадиокомитет области решает выяснить у династии местных художников: Павла, Егора и Людмилы Грейсеров.   

Небольшая площадка рядом с морем, пирамидальные кипарисы, беседка, домик в старинном стиле. Отец и сын Грейсеры устанавливают холсты и приступают к работе. На первый взгляд, разницы в их манере творчества нет, но специалисты говорят: Павел Петрович тверд, а Егор спокоен. И ритм их творчества во многом продиктован отношением друг к другу: не только родственным, но и профессиональным, которое возникает между учеником и наставником.

Все эти годы вместе старшего и младшего Грейсеров можно было встретить и на Казантипе с Тарханкутом, и в Соколином с Алуштой. Для Егора пример отца, его требовательность к себе, работоспособность и, наконец, уважение к природе стали мерилом всего отношения к искусству. Но трогательна не лишь связь сына с отцом – со стороны благостное впечатление производит сам дуэт художников.

Море с парусом и мирный атом, вселенская бесконечность и дерево из нестареющей смальты, металлический локатор. Такие эмблемы 31 год назад украшают фасады зданий санаториев "Укоопспилка" и "Дубна" в Алуште, пансионата "Звездный" в Судаке и завода "Фотон", территорию эвакопункта "Артека" в Симферополе. Создал их Павел Петрович Грейсер, первым в Крыму применивший технику работы с флорентийской мозаикой, а к 1988 году освоивший еще и сплавы из алюминия. Его сын Егор также связывает свое будущее с монументальным искусством. Но оператор телерадиокомитета области застает его за работой над этюдом "Осень в Соколином". Студент 3 курса Московского высшего промышленного училища, Грейсер-младший влюблен в Крым, хотя и бывает здесь наездами, и для своих опытов с холстом старается выбирать только самую дивную натуру.

Закончив художественную школу, Егор сразу решил, что продолжать свое обучение он будет не в железнодорожном техникуме, а в училище, которое поможет ему стать мастером. При этом королевой всех искусств наследник знаменитой династии считает архитектору, связывая именно с ней залог успеха любого художника-монументалиста. Грейснер-младший убежден: вне стен, фасада или других элементов интерьера даже самое гениальное творение превращается просто в безделушку, удел которой – развлекать. В то время как подлинный шедевр должен создаваться лишь для конкретного места, с учетом его визуальных особенностей.

А еще настоящий творец не должен гнаться за признанием. Ведь всем не угодишь, но как только начинаешь к этому стремиться, работа из творческой исповеди превращается в механический акт, который лишен искренности и глубины. По мнению Егора, главное в деятеле искусства – служение некой цели, которая выше самой жизни, но подчинять ли ей себя или превратиться в бессмысленное существо, каждый решает сам.

С сыном отчасти согласна и Людмила Грейсер – еще один представитель династии мастеров. Акварели, которые замечает в кадре зритель, именно ее рук дела. И хотя художница владеет разными техниками и свободно ориентируется в целом ряде жанров, особенно красивыми у нее получается цветы. По словам Людмилы Мироновна, они лучше всего сущего на земле олицетворяют добро, поскольку, радуя глаз человека, живут недолго. А задача художника как раз и заключается в том, чтобы запечатлеть мимолетную красоту, успев передать ее зрителю. Так человек искусства выполняет свою функцию – быть посредником в отношениях между природой и людьми, а женское чутье в таких вещах самый лучший помощник.