В выпуске № 27 телепрограммы «Эпоха с Сергеем Минчиком» – сентябрь 1988 года: торжественная присяга курсантов Симферопольского военно-политического строительного училища, эксперимент ГАИ на участке Ялтинской трассы от Марьино до Перевала, открытие новой школы под Симферополем, Молодежный клуб в селе Перекоп, детский сад в колхозе «Россия» Джанкойского района.

31 год назад в Советском союзе продолжается «перестройка», а вместе с ней – череда громких расследований, арестов и судебных тяжб, которые направлены против чиновников, работников силовых ведомств, директоров предприятий и других представителей элит. Но самым показательным в их ряду становится дело первого заместителя министра внутренних дел СССР Юрия Чурбанова, который женат на дочери покойного Леонида Брежнева. В сентябре 1988 года опального генерала начинают судить за якобы причастность к коррупционным схемам, в обществе происходящее вызывает противоречивую реакцию: многим кажется, что нанося удар по семье экс-лидера страны, новые власти сводят счеты с эпохой.

Поначалу Юрий Чурбанов живет, как и все: комсомольская работа, служба в силовых структурах. Но после знакомства с Галиной Брежневой его судьба меняется кардинально. Роман обоих завершается скорой свадьбой, а карьера Чурбанова также стремительно начинает идти в гору. И вот он уже первый заместитель министра Внутренних дел СССР, генерал-полковник и кандидат в члены ЦК КПСС. Но в 1982 году Генсек умирает, и спустя шесть лет после этого Чурбанов обвиняется в коррупции и лишается всех орденов, званий и постов. Правда, привлекают его по самому громкому делу в стране – «хлопковому», которое связано со злоупотреблениями в текстильной отрасли, и потому, несмотря на попытки новой власти использовать скандальный процесс как пример эффективности «перестройки», в обществе экс-зяте экс-вождя все чаще воспринимают как жертву политических интриг. Суд приговаривает обвиняемого к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, через два года после этого заявление на развод с Чурбановым подает его благодетельница Галина Брежнева.

«Учитель истории СССР и обществоведения». Такую специальность во времена Союза получали выпускники Симферопольского военно-политического строительного училища. Но 31 год назад его порог на полуострове в основном переступали не для этой записи в дипломе. Воинское звание лейтенанта и квалификация офицера с высшим образованием – вот, что привлекало в аббревиатуре СВВ-ПСУ тех, кто хотел совместить учебу в городе с получением звезд на погоны. Сперва желающие проходили испытания вступительными экзаменами, а в сентябре в парке имени Гагарина счастливчиков ожидал ритуал торжественной присяги.

Давать клятву на верность Родине у Вечного огня, который горит в память о тех, кто отдал свою жизнь за свободу народа – к сентябрю 1988 года для курсантов Симферопольского военно-политического строительного училища это действо уже стало традицией. Но волнуются присутствующие не лишь по причине символичности происходящего. Курсанты-новобранцы переживают потому, что, выдержав нелегкий путь экзаменов, они, наконец, перешли заветный рубеж, который отделял их детство от взрослой жизни.

Звучат фанфары, праздник открывает начальник училища генерал-майор Виталий Павличенко. Он призывает будущих комиссаров учиться и трудиться с полной отдачей, высоко неся честь и традиции отцов. Командиры подразделений приводят личный состав к присяге, ее слова звонко чеканят сотни юных голосов.

Среди первокурсников, которые решили стать кадровыми офицерами, много вчерашних школьников, продолжающих традиции семьи. Но есть в их числе и те, кто уже познал огонь и пепел настоящих сражений. Это – воины-интернационалисты, которые вернулись из Афганистана и решили связать с армией свою дальнейшую судьбу.

Вместе с офицерами и преподавателями присягу новобранцев принимают и местные знаменитости-фронтовики – Герой Советского Союза Илья Тесленко и кавалер трех орденов Славы Александр Кирилин. В учащихся первого курса они видят продолжателей своего дела, быть защитниками Родины, и, как все, не подозревают, что ровно через три года для торжественной клятвы работники, курсанты и гости СВВПСУ соберутся в последний раз.

Во времена «перестройки» система правопорядка в СССР переживает коренные трансформации наряду с другими сферами жизни общества, но именно ее видоизменение люди ощущают особенно остро – в том числе, по причине роста числа нарушений на дорогах. Спустя много лет их подлинной причиной назовут нехватку кадров, с которой столкнутся все силовые ведомства 31 год назад (кого-то уволят в ходе массовых чисток, кто-то уйдет на другую работу сам). Но в сентябре 1988-го крымчанам скажут – всему виной хрестоматийная несознательность автолюбителей.

Современному зрителю эта картинка покажется странной: машин в кадре немного (если сравнивать с сегодняшним днем), и все они сплошь продукция отечественного автопрома. Но у сотрудников Госавтоинспекции происходящее вызывает иную реакцию. В автолюбителях они видят злостных нарушителей, и чтобы убедить в этом общественность, решают провести эксперимент. Его суть заключается в том, чтобы водители сами выполнили требования ПДД, при этом скрытый контроль за ними все равно будет вестись – следить должны как сотрудники органов, так и оператор телерадиокомитета области.

На Алуштинском шоссе (так в годы «перестройки» называют Ялтинскую трассу) от Марьино до Перевала убирают все посты, на участках повышенной аварийности ставят сотрудников с радиостанциями и общественных инспекторов. Они не вмешиваются в процесс движения, а лишь фиксируют нарушения и передают их по связи коллегам, которые работают в штатном режиме за пределами зоны эксперимента.

По окончании наблюдений подводятся неутешительные итоги: всего за несколько часов на заданном отрезке дороги фиксируется свыше трех сотен грубых нарушений. В основном это обгон и превышение скорости, но цена такого стиля вождения гостям и жителям полуострова известна уже 31 год назад. По статистике за семь месяцев 1988 года на Алуштинском шоссе происходит девять дорожно-транспортных происшествий, при которых погибает 11 человек и 12 получает травмы различной степени тяжести.

Как и сейчас, в советские времена начало осени, ознаменованное празднованием Дня знаний и подготовкой ко Дню учителя, сильнее других времен года актуализировало тему детства и юности. Находясь на периферии общественно-политической жизни, в эру «перестройки» именно молодежь становится самой счастливой категорией населения – не осознающей драматизм происходящего и одновременно привыкающей смотреть на перемены как на некий стиль жизни. Сильно ли глобальный процесс затронул подрастающее поколение, в сентябре 1988 года решает выяснить телерадиокомитет Крыма, сняв цикл сюжетов о состоянии

образовательных учреждений в Джанкойском, Красноперекопском и Симферопольском районах.

Сейчас такое возможно лишь благодаря ФЦП, но в СССР власть открывает образовательные учреждения и строит для них здания без каких бы то ни было специальных программ. К началу учебного года в 1988-ом в Крыму начинают свою работу восемь новых школ – в том числе в поселке Молодежное Симферопольского района. Однако здесь учащиеся, их родители и педагоги празднуют новоселье – и все благодаря работникам ПМК 41 треста «Агрострой», которые не просто подарили громаде красивое и уютное здание, а сделали это в срок, что для эпохи «перестройки» уже считается подвигом (прямо как в наши дни) и потому вызывает неподдельную радость у всех.

Чувства, противоположные радости, в сентябре 1988 года испытывают жители села Перекоп на севере Крыма. Здесь молодежи нечем заняться с января, потому как местный Дом культуры нуждается в ремонте (хотя в нем и ухитряются показывать фильмы), а здание местного клуба для реконструкции уже закрыли (при том, что к работам за восемь месяцев так никто и не приступил).

Сотрудники крымского телерадиокомитета находят здание местного учреждения культуры с трудом, поскольку внешне оно больше напоминает сарай, а не на клуб для молодежи. При этом приезжает съемочная группа по приглашению местных жителей. Аборигены говорят прямо: деваться здесь некуда, а свободным временем людей власть имущие не интересуются – равно как их заботами, нуждами и социальным благополучием. Детский сад не отапливается, до ближайшей школы идти 7 километров, автобусов ученикам не подают. Но дело вовсе не в плохой власти (во времена СССР люди еще не научились обвинять во всех своих бедах ее). Загвоздка в том, что одна часть населения Перекопа работает в совхозе «Таврический», а другая – на заводе двуокиси титана в соседнем Армянске, и руководство обоих предприятий просто не может договориться о том, кто должен заниматься проблемным селом. Поэтому в сентябре 1988 года его жителям остается лишь одно – просто верить и ждать, когда на них обратят внимание.

Все хорошо в колхозе «Россия» Джанкойского района. Детский сад здесь живет в ритме самых маленьких, и потому приезд съемочной группы ребятня не замечает. В тихий час в учреждении ее встречают только представители администрации – они же разрешают оператору Николаю Петровскому посмотреть, как спят те, из-за кого все работники крымского телерадиокомитета вдруг стали ходить на цыпочах. Но в итоге картинка получается на славу: кажется, что атмосфера покоя здесь окутала не только детей, но также игрушки и парты с книгами.

Во дворе соседней школы заведующая садиком Светлана Шинкаренко признается: в колхозе «Россия» жизнь самых маленьких продумана и устроена хорошо. Ведь здешнее руководство знает, что будущее есть лишь у того села, где живет много детей, и о них нужно заботиться все время. А счастливая ребятня не захочет перемен и переезда, оставшись там, где родилась, и трудоустроившись в местном хозяйстве. Правда, школа в колхозе всего с пятью классами, но уже со следующего 1989-го года здесь обещают открыть еще и шестой – чему несказанно рады и руководители, и жители села. Ну и сама Светлана Шинкаренко, по мнению которой, до половины учащихся этого учреждения свяжут свою жизнь именно со здешней «Россией».